Запитання? +38-067-547-22-33, +38-067-234-42-16

About RPDI

Вторая оборона Севморзавода – 2

Автор: Татьяна Быць. «Севастопольская газета», 15 мая 2009

Многим знакомо выражение: нет человека – нет проблемы. У руководства Севморзавода оно превратилось в лозунг: нет информации – нет проблемы. Это позволяет отрицать все обвинения в развале завода и даже рассказывать, что «мы сейчас не подписываем новые договора, хотя переговорный процесс по подписанию контрактов на выполнение подобных работ идет (имеется в виду строительство корпусов судов).

Автор: Татьяна Быць. «Севастопольская газета», 15 мая 2009

Почему сейчас Севморзавод в простое и что будет с людьми, чья жизнь – это завод?

alt 

Акция протеста 18 марта 2009 года: рабочие СМЗ не дают директору въехать на территорию завода

Многим знакомо выражение: нет человека – нет проблемы. У руководства Севморзавода оно превратилось в лозунг: нет информации – нет проблемы. Это позволяет отрицать все обвинения в развале завода и даже рассказывать, что «мы сейчас не подписываем новые договора, хотя переговорный процесс по подписанию контрактов на выполнение подобных работ идет (имеется в виду строительство корпусов судов).

Продолжение. Первая публикация в #18 за 30 апреля 2009 г.

«Когда определимся со сроками сдачи снабженца для Филстранда (проект 1681), тогда подпишем новые контракты на строительство судов. Заказы есть, планы есть, переговоры ведутся. Несмотря на финансовые трудности и реорганизацию, сокращения рабочих на заводе не произойдет. Сейчас работает 238 рабочих, а нужно иметь около 200 человек, занятых в судостроении, и 150-180 в судоремонте», – заявил генеральный директор ОАО «Севморзавод» Александр Проказа в интервью «СГ» 16 декабря 2008 года.

Новогодний застой

Однако заработную плату на тот момент на заводе не выплачивали уже два месяца. Завод работал четыре дня в неделю вместо пяти. В понедельник, 22 декабря, за долги отключили от электроэнергии судостроительный цех в Инкермане, что полностью остановило работы на последнем заказе – корпус судна снабжения по заказу норвежской компании «Филстранд». Еще через неделю, не выдав зарплату, всех отправили в отпуск за свой счет.

Возвращение на работу в новом году ничего не изменило: нет работы, нет зарплаты. Всем недовольным сразу предлагали: не нравится – увольняйтесь. И некоторые, промучившись четыре месяца без денег, уходили. Как только человек соглашался уйти, тут же находились средства и ему выплачивали всю задолженность по заработной плате. Говорят, можно было еще написать заявление на материальную помощь, расписав свое плачевное состояние, и получить, таким образом, пару сотен вместо нескольких тысяч зарплаты. Слесарю-инструментальщику Борису Писаренко, проработавшему на заводе пятьдесят один год, хоть и не хотелось, но пришлось обращаться за помощью к администрации завода:

– В прошлом году здоровье подвело, и мне вновь предстояла дорогостоящая операция. Даже она не гарантировала, что ноги удастся спасти, мне уже семьдесят лет. Я взял кредит в банке, операция прошла успешно, и я вновь радовался жизни. Однако банк требовал выплат, а завод вот уже несколько месяцев задерживал деньги. Я попытался попасть на прием к директору, помня, что в такой же ситуации при прежнем руководстве завод полностью оплачивал мое лечение, как ветерана труда и ветерана этого предприятия. Помню, прежний директор Севморверфи даже обиделся, когда я записался к нему на прием по личным вопросам, мол, мог бы и в цехе по ходу работы напомнить об этом. Здесь же я две недели добивался, чтобы директор принял меня. Его предложение меня ошарашило: вот бумага, пишите заявление на увольнение и получите и зарплату, и материальную помощь.

Прокурор: «Провели проверку, обнаружили»

В конце января этого года Городской совет профсоюзов, «на основании обращений работников предприятия», попросил прокурора города провести проверку и «принять меры по устранению нарушений действующего законодательства о труде». Не видя результата, рабочие решили самостоятельно известить прокуратуру. В письме прокурору Нахимовского района Василию Котику они написали: «Когда мы вышли на работу в январе, нам объявили, что завод переходит в режим простоя с выплатой двух третей зарплаты, недовольным предложили уйти в отпуск за свой счет или уволиться. Находясь в холодных помещениях, без работы с восьми утра до пяти вечера, мы подвергаемся проверкам на предмет нахождения на рабочем месте. Питьевой водой обеспечивают не всех, туалеты не работают (техническая вода не подается), столовая не работает. Просим дать правовую оценку действиям руководства завода».

По словам В.Котика, все подтвердилось. Особый упор прокуратура сделала на факты невыплаты заработной платы, обнаружив, что предприятие исправно платит налоги и банковские кредиты и что движение по счету Севморзавода в феврале-марте составило 13 млн гривен, тогда как задолженность по зарплате на тот момент составляла чуть больше трех миллионов. Было возбуждено уголовное дело в отношении исполняющего обязанности генерального директора завода. Однако, по мнению прокурора, дело вряд ли дойдет до суда. Поскольку, если готовить дело для суда, то нужно допрашивать всех 800 пострадавших работников завода, а следствие должно уложиться в два месяца.

«Пока я жду, пока он погасит задолженность. Это обычная практика, хотя и наказание по этой статье предусматривает штраф от 100 до 300 необлагаемых минимумов, то есть от 1700 до 5100 гривен, и запрет занимать аналогичные должности. Причем наказание может быть предъявлено только к должностному лицу, но не к собственникам предприятия», – пояснил В.Котик.

К 18 марта, когда состоялось интервью с прокурором Нахимовского района, обвинение не было предъявлено. На следующей неделе рабочие устроили митинг, требуя встречи с руководством завода и выплаты заработной платы. Плакат, на котором было написано «Нет! – уничтожению завода!» растянули прямо на проходной, преградив путь на работу одному из директоров завода. На протесты рабочих и общее собрание, где от директора потребовали рассказать, когда будут заказы и зарплаты, руководство ответило приказом, в соответствии с которым рабочим отныне было запрещено… ходить на работу! Рекомендуется по понедельникам прибывать на завод, чтобы отметиться в журнале. На территории же завода отныне могла находиться лишь малочисленная дежурная служба. Нет рабочих – нет и проблемы.

Протесты и угрозы!

Однако рабочие совсем не безосновательно подозревали, что, издав достойный Книги рекордов Гиннесса документ, руководство просто-напросто постаралось избавиться от беспокойных рабочих, мешающих растаскивать и резать оборудование и незавершенные блоки заказов. Как написал в письме директору один из сотрудников: «кузнечный цех превратился в проходной двор… Бригада, которая занимается порезкой и вывозом металлолома, работает после 17 часов, и оставляет помещение на ночь открытым, я обнаружил обрезанные провода от оборудования, разграбленные электрические щиты, внутри помещения на дверях взломаны замки, все разбросано. А ведь при списании необходимо будет сдавать драгоценные металлы, а где их взять, если все разворовано», – справедливо задается вопросом он.

На Инкерманской площадке рабочие не раз видели, как неизвестные, не имея на руках приказа, заезжали на территорию предприятия и начинали резать на металлолом детали недостроенного плавкрана. Одновременно технологов негласно обязали инвентаризировать детали и собранные блоки недостроенного корпуса судна проекта 1681. Председатель цехового комитета считает: администрация, прежде чем списывать на металлолом плоды их труда, должна выдать им зарплату за четыре месяца. О чем они и уведомили прокуратуру и милицию города в коллективном заявлении.

alt

 Март 2009 года: недостроенный плавкран режут на металлолом

Прокуратура отправила заявление сначала в один район, потом в другой, в конце марта оно оказалось в транспортной прокуратуре Севастополя, которая до сих пор думает, как отреагировать на это.

Милиция же отреагировала быстро: двое следователей явились в цех к председателю цехового комитета с расспросами. Однако это были не сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями, а спецмилиция, отвечающая за охрану завода, и интересовало их не кто и что режет, а откуда информация. В конце допроса председателю цехового комитета пригрозили, что он сядет за клевету на директора, если будет упорствовать и молчать. После того, как директор завода процитировал председателю цехового комитета его заявление в милицию, он отказался от своих показаний. Дело благополучно закрыли.

Вскоре появился новый приказ, где происходящее назвали внеочередной инвентаризацией, и продолжили резать. В свое время бывший директор Севморверфи Юрий Михайлик собирался переделать этот неоконченный плавкран в понтон для транспортировки блоков с Инкерманской площадки на стапель СМЗ, чтобы не платить за аренду понтона. Судьба второго недостроенного плавкрана для Мостобуда, за который два года назад завод получил 2,4 млн грн оплаты и не отчитался, тоже неизвестна.

После собрания акционеров директора спросили: «Реально ли на заводе сейчас изготовить плавкран, при условии нахождения заказчика, чтобы двинуться в направлении судостроения?» и услышали в ответ: «Изготовить плавкран завод самостоятельно не способен. Уже нет необходимых специалистов».

Неожиданный финал

После того, как рабочим в начале апреля выплатили задолженность за ноябрь и декабрь, председатель профсоюзного комитета завода собрал всех членов комитета, чтобы встретиться с директором, уже по его просьбе, и подписать соглашение о сокращении и тотальном увольнении рабочих. Как образно выразился один из участников встречи, «прессовали два часа, но мы не согласились». Однако в успехе мероприятия сомневаться не приходится, ведь лидер профсоюза не раз доказывал, что он слаженно работает с руководством завода. «На вопрос: что же нам делать, он сказал: если вы будете что-либо предпринимать, приедет отряд ОМОНа и дубинками вышибет из ваших голов какие-либо мысли о любой форме борьбы» – написали рабочие в Комитет спасения завода.

alt

 Акция протеста 18 марта 2009 года

 

Оставалась надежда, что ясность в ситуацию внесет ежегодное собрание акционеров завода 21 апреля 2009 года. Уже с утра было ясно, что происходит что-то чрезвычайное, милиция перекрыла все подъезды к заводу. Рабочих неакционеров на территорию завода не пустили. После собрания тоже ничего не объяснили. Поэтому, несмотря на численность голосовавших «против», все вопросы были одобрены под дружный смех акционеров-рабочих. Потом внесли предложение одобрить продажу Югсевморсервиса за 50 млн грн. Выступление, состоящее из экономических терминов и названий неизвестных фирм, никто не понял: «А теперь по-русски расскажите», – предложил кто-то из акционеров. Из пояснений стала понятна только цифра в 50 миллионов, за которую четырем фирмам отойдет собственность. «Ну, хоть долги по зарплате выплатят», – отреагировал кто-то.

Откуда им было знать, что, по сути, собственник сам себе перепродал свою же собственность. Дело в том, что инвестиционные компании, получившие долю во владении базой отдыха Севморзавода в поселке Береговое, управляются компанией «Глобус Эссет Менеджмент», она же в свою очередь входит в состав фирм, подконтрольных нынешнему собственнику завода. Основные объекты инвестирования недвижимость и земельные наделы.

Автор: Татьяна Быць. «Севастопольская газета», 15 мая 2009
http://gazeta.sebastopol.ua/2009/05/15/vto…sevmorzavoda-2/

 

 

Маєте запитання, пропозиції, коментарі +38-067-547-22-33