Запитання? +38-067-547-22-33, +38-067-234-42-16

About RPDI

В списках не значатся

Автор: Валентина САМАР (Крым). «Зеркало недели», № 45 (724) 29 ноября – 5 декабря 2008

23 сентября этого года ВР Украины утвердила Закон «О перечне памятников культурного наследия, которые не подлежат приватизации». Закон долгожданный: подготовка предложений, например, в Крыму началась еще в 2003 году! Тогда ВР автономии утвердила перечень памятников местного значения, не подлежащих приватизации. В начале 2005 г. был принят Закон «О временном запрете приватизации памятников культурного наследия», но он только поставил задачу создания перечня исторических объектов, которые не могут пойти на продажу.

Автор: Валентина САМАР (Крым). «Зеркало недели», № 45 (724) 29 ноября – 5 декабря 2008

23 сентября этого года ВР Украины утвердила Закон «О перечне памятников культурного наследия, которые не подлежат приватизации». Закон долгожданный: подготовка предложений, например, в Крыму началась еще в 2003 году! Тогда ВР автономии утвердила перечень памятников местного значения, не подлежащих приватизации. В начале 2005 г. был принят Закон «О временном запрете приватизации памятников культурного наследия», но он только поставил задачу создания перечня исторических объектов, которые не могут пойти на продажу.

И вот три с половиной года спустя он наконец-то утвержден. Однако знакомство с этим перечнем историков, музейщиков и всех, кто в Крыму имеет отношение к охране культурного наследия по должности и призванию, повергло в шок. В нем нет, а значит, согласно этому закону, могут быть приватизированы:

– комплекс Ливадийского дворца (Большой дворец, церковь Воздвижения Креста Господнего, дворец Фредерикса, Свитский корпус, колодец с химерами, колонна Мухмуд-хана и еще 11 объектов – львы, фонтаны, вазы и т.д.);

– комплекс сооружений дворца Александра III (Массандровского), в нем – 12 охраняемых законом объектов;

– пещерные монастыри Шулдан и Челтер-Мармара в Терновке (VIII-XV вв.);

– Панорамы героической обороны Севастополя;

– бывший Дом офицерского собрания (ныне – Художественный музей в центре Симферополя).

А то, что и каким образом вошло в перечень, вызывает множество вопросов.

«Есть ошибки довольно серьезные, – говорит зампредседателя комитета по охране культурного наследия АРК Вячеслав Зарубин. – Были перемешаны два комплекса Юсуповских дворцов: один – в Бахчисарайском районе, другой – в Кореизе, их объекты просто перепутали. Второй момент: оказалось, два раза в списке проходит Данильча Ко¬ба в Бахчисарайском районе. У нескольких памятников – в том числе у комплекса Алупкинского дворца – неверные адреса, есть странные охранные номера.

У меня сложилось впечатление, что в силу каких-то непонятных причин, возможно технических, была утверждена какая-то ранняя редакция, не отработанная, не прошедшая обсуждений».

Примечательно, что на эти недостатки перечня, причем в масштабах всей страны, подробно и с конкретными примерами на станицах «ЗН» еще за полгода до принятия закона в статье «Все на продажу. Приватизация культурного наследия: кто первым добежит?» писал Алексей Копытько, председатель правления Украинского центра развития музейного дела.

Автор указывал на системные пробелы – непонятно, по какому принципу в перечень подбирались те или иные памятники, к примеру храмы. «Отсутствует какая-либо системность и с точки зрения нынешнего материально-технического состояния памятников. Скажем, согласно имеющимся предложениям, можно приватизировать Лива¬дийский и Массандровский дворцы с парками в Крыму и здание наиболее посещаемого музея в Украине – Панораму героической обороны и освобождения Севастополя (!). Зато руины замков на Тернопольщине, растаскиваемые по кирпичику, остаются государству, которое никогда не сможет их восстановить, – писал А.Копытько и делал вывод: законопроект наносит колоссальный вред культурному наследию. – Не потому, что в список не попали те или иные объекты. А потому, что в основе законопроекта нет единой методики определения о целесообразности/нецелесообразности приватизации памятников. По сути нет осмысленной позиции государства относительно того, как совместить стремление сохранить наследие с экономической целесообразностью. Этот законопроект нельзя исправить добавлением или вычеркиванием отдельных объектов, его нужно кардинально перерабатывать».

Увы, ни призывы музейщиков, ни многочисленные обращения, к примеру, крымских общественных организаций и органов власти (а предложения по внесению в перечень памятников отправлялись в Госслужбу по охране культурного наследия и профильную комиссию ВР Украины еще прошлого созыва несколько раз) не были услышаны. Но рескомитет по охране культурного наследия и после голосования в ВР Украины не оставил попыток исправить недостатки перечня. «Мы позвонили в Госслужбу по охране культурного наследия. Нам сказали, что, несомненно, редакция прошла какая-то техническая, непонятная. И эта техническая ошибка будет исправлена, – рассказывает Вячеслав Зарубин. – Получи¬лось очень интересно. Первая публикация закона прошла на сайте ВР с перечнем, потом в «Голосе Украины» появился текст закона, но без перечня. Воспользовавшись паузой, что нет перечня официально опубликованного, мы тут же в Госслужбу послали документ, где указали на ошибки, и тут же внесли ряд предложений, включая пропущенные памятники. Успели мы по времени направить, но когда мы увидели опубликованный в газете перечень, он оказался именно в той редакции, которая была и на сайте ВР Украины».

Этот подробный рассказ зам¬председателя рескомитета Крыма по охране культурного наследия напрочь опровергает все версии-объяснения, которые удалось услышать от некоторых депутатов и чиновников: дескать, произошла техническая ошибка, будем исправлять. Увы, если бы это было так, время ее исправить было. Теперь исправить «техническую ошибку» можно только одним способом – внести изменения в принятый закон. Не спрашивайте, когда это возможно. Нам удалось поговорить с шестью народными депутатами Украины от Крыма, которые по-разному голосовали за этот закон. Реакция на «потерянные» в перечне памятники у большинст¬ва одна: не может быть! Полови¬на из нардепов оказались не готовы ответить на вопрос: как такое могло произойти? Обещали изучить ситуацию. Посмотреть документы. Перезвонить в понедельник…

Виктор Шемчук («НУ-НС»), который не голосовал за закон, надеется, что это была досадная ошибка, хотя ничего исключать не стоит. Поэтому уже работает над проектом внесения изменений в закон и перечень, и во вторник, 2 декабря, зарегистрирует законопроект.
Вадим Колесниченко (Партия регионов, голосовал «за»). Гово¬рит, что ситуация связана с тем, что, «к сожалению, в пылу политической горячки такие важные вопросы, как сохранение культурного наследия, теряются и остаются за рамками». Считает, что нужно немедленно возвратиться к этому вопросу и вносить изменения в закон.

Леонид Грач (КПУ, вся партийная фракция голосовала против). «Потому что мы понимаем, что этот список сделан под заказ, и имел политическую дифференциацию, а не историческую. А иначе как понимать, что в перечне нет памятников, которые имеют всемирное значение, как, например, Ливадийский дворец». Вторая причина, по мнению Л.Грача, кроется в алчности олигархических кланов и желании «поцаревать во дворцах». В этой ситуации лидер крымских коммунистов считает, что свое слово должна сказать власть автономии и принять свое решение, которое защитит памятники.

Так случилось, что в пятницу в Севастополе побывал министр культуры и туризма Украины Василий Вовкун. По нашей просьбе журналисты севастопольского телеканала СНТ задали ему те же вопросы: как случилось, что в перечне нет выдающихся крымских памятников?

Ответ министра журналистов сильно удивил. Он почему-то говорил об указе президента, который «надо просмотреть и проанализировать». Г-н Вовкун также сообщил, что он уже «ставил перед президентом вопрос по Ливадийскому и Воронцовскому дворцах. Сейчас, к сожалению, распоряжением правительства приостановлен процесс придания им статуса национальных из-за кризисных процессов». Но это ситуация временная, сказал министр, эти вопросы обязательно будут решены.

Что тут скажешь: ну, не знает министр культуры, что Лива¬дийский дворец и Алупкинский (Воронцовский) уже являются памятниками национального значения! И что за вопросы он ставил перед президентом – непонятно, но интересно.

Но вернемся к вариантам выхода из сложившейся ситуации. Наверное, многие согласятся, что неразумно говорить только о государственной собственности на памятники, в том числе и дворцового типа. Государство у нас плохой хозяин. И многие памятники местного значения надо немедленно приватизировать, иначе они просто погибнут. К примеру, Юсупов¬ский (Коккозский) дворец в Бахчисарайском районе. Но охранные договоры должны быть подписаны до того, как новый владелец сможет воспользоваться своей собственностью. И мировой опыт показывает массу примеров того, как эффективно соединить интересы государства – защиту памятников, и интересы бизнеса – получение прибыли. Но в чем опасность нынешней ситуации, когда реально в ближайшее время ничего исправить, а уж тем более разработать новый законопроект и принять его, не представляется возможным?

Особенность момента в том, что с принятием перечня в Украине, по сути, уже три закона регулируют приватизацию памятников, вернее, устанавливают на нее ограничения. Это Закон «Об охране культурного наследия», согласно которому приватизации не подлежат памятники национального значения и памятники археологии. Свои «профильные» ограничения устанавливает Закон «О музеях и музейном деле». Теперь имеем закон, который пообъектно устанавливает, что не может быть отчуждено у государства. Так это же замечательно, скажет читатель. Да, замечательно, для того, кто через судебное решение захочет, ну, если не съесть весь памятник, то хорошо откусить. Потому что нет единого перечня памятников, не подлежащих приватизации. «По сути, – говорит Леонид Грач, – с принятием перечня создалась «вилка» в законодательстве. Он не защищает памятники, а разрушает систему охраны культурного наследия. И тут уже вопрос судебной системы, каким законом, какой судья будет руководствоваться при принятии решения. Особенно, если ему хорошо заплатить».

Вячеслав Зарубин считает, что ситуация не катастрофическая – слишком много понадобится решений на уровне КМ или ВР Крыма, чтобы, к примеру, объекты Ливадийского или Массандровского дворцов были приватизированы. Но в нашей стране все возможно. «Вспомните, как Змиевы валы в Киеве – памятник археологии – был фактически отдан в частные руки решением Львовского городского суда. Я был шокирован! Вообще не представляю, как такое можно делать. Поэтому надо готовится ко всему. Опасность не только в том, что какой-то памятник попадет в частные руки, а в том, что часть памятника попадет в частные руки. Потом будет разделен комплекс. Как сейчас получилось с домом Волошина. Дом матери Волошина, стоящий на учете в качестве памятника, в результате каких-то переделок оказался в частных руках. Там целая битва за сохранение этого здания».

Примеров, как по закону нельзя, а на деле можно – в Крыму не перечесть. Пещерные монастыри – памятники археологии, которые нельзя приватизировать, но которые не попали в перечень, сегодня кем-то активно обустраиваются – вставляются стеклопакеты, ведется переоборудование помещений и активная хоздеятельность.

В 150 метрах от Ливадийского дворца, памятника национального значения, т.е. в зоне исторического ареала, идет грандиозная стройка: девятиэтажный(!) жилой комплекс «Император». Бы¬ло обращение академика П.Толочко к президенту Украины. Была прокурорская проверка, которая установила: есть у фирмы «АТ «Реалти» все необходимые согласования, включая самое главное – Госслужбы по вопросам национального культурного наследия. Однако на вопрос – законны ли эти согласования, пока что однозначного ответа у прокуратуры Ялты нет. При этом все знают: сохранность Ливадийс¬кого дворца находится под угрозой из-за ополз¬ней, которые вызваны нарушением дренажных систем вслед¬ствие строительства выше по склону. А улица Батури¬на, где идет стройка, прямо над дворцом. К сожалению, нам пока что не удается связаться с председателем Госслужбы Николаем Кучеруком, чтобы развеять сомнения в фальсификации данного согласования. И будем с нетерпением ожидать ответа на нашу просьбу об интервью. В следующем номере «ЗН» мы опубликуем результаты журналистского расследования законности этого строительства.

Р.S. Когда материал уже был подготовлен к сдаче в номер, источник в правительстве Крыма сообщил новость: приказом министра культуры и туризма Ук¬раи¬ны два памятника архитектуры местного значения – здания в центре Ялты – выведены из госреестра памятников Украины. «Не иначе, как готовят здания под снос. Улица Кирова – очень привлекательное место», – выдвинул версию источник. Так что процесс идет.

Автор: Валентина САМАР (Крым). «Зеркало недели», № 45 (724) 29 ноября – 5 декабря 2008
http://www.zn.ua/1000/1550/64866/

Маєте запитання, пропозиції, коментарі +38-067-547-22-33