Запитання? +38-067-547-22-33, +38-067-234-42-16

Казус Лозінського

Автор: Мустафа НАЙЕМ. “Украинская правда”, 2 июля 2009 

Украинские политические реалии таковы, что в каждой более или менее влиятельной политической силе существует определенная группа людей, отвечающих за лоббирование интересов партии/блока в судебной системе. Это просто необходимое звено функционирования любого партии или блока партий. Один такой толковый функционер со своей группой юристов порой может стоить дороже солидного спонсора.

Автор: Мустафа НАЙЕМ. “Украинская правда”, 2 июля 2009

Украинские политические реалии таковы, что в каждой более или менее влиятельной политической силе существует определенная группа людей, отвечающих за лоббирование интересов партии/блока в судебной системе. Это просто необходимое звено функционирования любого партии или блока партий. Один такой толковый функционер со своей группой юристов порой может стоить дороже солидного спонсора.

Но даже у этих ребят иногда заканчивается ресурс влияния и изобретательности. Тогда на помощь приходят такие самородки как Виктор Лозинский. В БЮТ этого народного депутата негласно окрестили последней отмычкой судебной системы. А вот отмычка самого Лозинского к этой системе находится на его малой родине – в Кировоградской области.

Здесь до избрания народным депутатом Лозинскому принадлежало около пяти тысяч гектаров земель сельхозназначения. А в самом сердце это империи покоились тщательно оберегаемые охотничьи угодья. И хотя сейчас эти богатства официально не принадлежат БЮТовцу, в области продолжают называть эти земли собственностью Виктора Лозинского. Да и сам депутат во время беседы довольно часто по привычке говорит о “наших кабанах”, “наших лесах” и “наших границах”.

По информации источников “Украинской правды”, только кукурузы для питания местной дичи необходимо на сумму более ста тысяч долларов.

Впрочем, вложения очевидно окупаются. Когда иссякают возможности семейного подряда Евгения Корнейчука и Василия Онопенко, а напор и изобретательность оказываются бессильными перед хитросплетениями судебной системы, в тихий Головановский район Кировоградской области учащаются охотничьи аттракционы Виктора Лозинского для судей разного уровня. Проблемы на природе решаются намного быстрее, а люди в мантиях становятся намного сговорчивее.

Сам БЮТовец категорически отрицает информацию источников “Украинской правды”: “Я вам точно могу сказать, что такого не было. Это абсурд полный! – говорит он. – У нас же открытые охотничьи угодья, лицензии продаются кому угодно”.

Впрочем, уже в ближайшие дни, когда суд будет избирать меру пресечения новому подозреваемому по делу об убийстве жителя села Грушка, Виктора Лозинскому, возможно, придется на себе испытать лояльность системы, которую ему приходилось приручать.

Накануне лишения Виктора Лозинского депутатской неприкосновенности “Украинская правда” собрала всю имеющуюся на сегодняшний день информацию об инциденте 16 июня в Кировоградской области. Собственное расследование выявило несколько нестыковок данных следствия Генеральной прокуратуры с публичными заявлениями подозреваемых.

Полная версия Виктора Лозинского

Итак, сначала приведем версию случившегося, которой до сих пор продолжают придерживаться участники инцидента. Редакция “Украинской правды” составила наиболее полный сценарий развития событий по версии подозреваемых и их представителей, опираясь кроме публичных заявлений еще и на сведения, полученные в ходе трех личных бесед с самим Виктором Лозинским 25 июня, 28 июня и 1 июля.

По словам депутата Виктора Лозинского, 16 июня 2008 года он приехал в Головановский район и пригласил к себе в кабинет руководителя районной прокуратуры Евгения Горбенко, начальника МВД Головановского района Михаила Ковальского, а также главу районной администрации Михаила Крижановского и председателя районного совета Аркадия Ткачука.

Последние два чиновника на встречу не явились – глава администрации был в отпуске, а председатель райсовета занимался подготовкой района к учениям МЧС.

По словам господина Лозинского, такие встречи он устраивал регулярно как член комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. На этот раз народный депутат, начальник райотдела и руководитель местной прокуратуры решили выехать на осмотр одного из сел, где назревал конфликт между районной организацией ВО “Свобода” и райсоветом по поводу восстановления символики независимой Украины.

Примерно около шести часов вечера автомобиль с тремя чиновниками на небольшой скорости продвигался вдоль охотничьих угодий в районе села Груское. В этом месте от близлежащего леса дорогу отделяет небольшая полоса засаженного подсолнечником поля. “Я решил заодно посмотреть, в каком состоянии поле, потому что часто наши кабаны (курсив – УП) выскакивают прямо на поле”, – объясняет Лозинский. Как утверждает депутат, внимание всех троих было приковано к полю с левой стороны по направлению движения.

Неожиданно справа от дороги на расстоянии около 50 метров появился заметно нервничающий мужчина, направлявшийся в сторону леса. Когда автомобиль поравнялся с ним, у сидевшего за рулем Виктора Лозинского возникли какие-то подозрения.

– За три секунды он несколько раз озирался, видно было, что он очень нервничает, – объяснял “Украинской правде” депутат. – Я говорю, давай остановимся, узнаем кто он такой.

Почему Лозинский проявил к мирно гулявшему жителю столь повышенное внимание, долгое время не мог объяснить ни один из участников инцидента. В ходе одной из бесед с “Украинской правдой” депутат оправдал свои подозрения тем, что два года назад на этом же поле произошло убийство – “один человек по неосторожности убил второго человека”.

Остановив автомобиль, Виктор Лозинский, по его словам, вышел и спросил у прохожего, который стоял “в 50 метрах от машины”: “Ты кто?”. В этом месте – первое незначительное противоречие в рассказе депутата, поскольку ранее он утверждал, что машина к тому моменту успела поравняться с пешеходом.

В ответ на вопрос “Ты кто?” незнакомец, якобы достает пистолет и начинает стрельбу в сторону автомобиля. Сколько выстрелов прозвучало, неизвестно, но в ходе беседы депутат неоднократно говорил об одном.

Сориентировавшись, Виктор Лозинский прячется за машиной и командует начальнику милиции вызвать следственно-оперативную группу. В это время Валерий Олейник начинает убегать по полю.

– Мы садимся в машину и начинаем его догонять. Подъехав к нему на 1-1,5 метра, мы выскакиваем из машины, а он начинает от нас отходить, – описывает события народный депутат. – Ну, это ж надо, во-первых, иметь представление, какое наше состояние – состояние аффекта: мы имеем дело с вооруженным человеком. И он только пистолет в правую руку, я эту руку хватаю и бросаю его на землю. Прокурор – с левой стороны. Он крутится, начинается борьба – ну, это естественно, разворачивается, звучит два хлопка. Пистолет я вырываю и выкидываю вправо, но тут у него в левой руке появляется нож, и он начинает наносить удары…

По словам депутата. удары были не болезненными и не могли заставить его отпустить руку нападавшего. Но когда нож попал в большой палец руки – депутат продемонстрировал рану корреспонденту “Украинской правды” – сработал инстинкт самосохранения, и он отпустил руку Валерия Олейника.

– Я кричу Жене (Евгению Горбенко – УП), отпускай его, потому что он сейчас пырнет ножом! – переходит на крик депутат. – И мы его отпускаем. Он отбегает метров на десять и вытаскивает второй пистолет. Это на наших глазах! Детьми своими клянусь, что это именно так!

Далее прокурор и Лозинский отходят к автомобилю и, отъехав некоторое расстояние по полю, становятся между Олейником и полем, чтобы тот не скрылся. Нападавший, держа чиновников на прицеле, обходит машину, “абсолютно спокойно” заходит в лес и, пройдя примерно метров семь от кромки поля, занимает оборону между двумя вишнями.

К этому времени к месту происшествия приезжает опергруппа в составе четырех человек. Они окружают вооруженного Олейника и, взяв его в двадцатиметровое кольцо, в течение 20-30 минут уговаривают сдаться. В ответ местный житель продолжает переводить пистолет с одного оперативника на другого, и делает еще несколько выстрелов.

В какой-то момент, когда Олейник отводит пистолет в сторону, на него бросается незащищенный бронежилетом начальник райотдела МВД и валит его на землю. Сверху набрасываются оперативники.

В ходе потасовки Олейник наносит милиционеру колотый удар ножом в правый бок. Тем не менее, у нападавшего все же удается отобрать нож и пистолет, и надеть на него наручники.

По словам Виктора Лозинского, когда Олейника выносили на кромку поля, было отчетливо видно, как неестественно свисала его правая нога, обтекающая кровью. Депутат вызывает скорую помощь.

В этом месте версии Виктора Лозинского снова обнаруживается несовпадение. В один день он рассказал корреспонденту “Украинской правды”, что в ожидании скорой помощи Валерий Олейник “спокойно разговаривал, представился, назвался бывшим сотрудником милиции, назвал фамилию имя отчество, и попросил воды”.

А в ходе другой беседы выяснилось, что после того, как Олейника вынесли из леса, Виктор Лозинский вызвал на место происшествия руководителя одного из местных предприятий, чтобы опознать задержанного. По этой версии, ни сам депутат, ни кто-либо из присутствовавших пострадавшего не узнал, как впрочем и вызванный руководитель.

Вскоре на место происшествия прибывает главврач Голованивской районной больницы Сергей Стоянов и дежурная медсестра. Валерию Олейнику накладывают шину на ногу, делают укол (предположительно димедрол с анальгином) и отправляют в больницу. А спустя несколько часов он умирает от потери крови.

Что разрушило версию Виктора Лозинского

Вся ниже приведенная информация приводится редакцией “Украинской правды” со слов источников в следственной группе, занимающейся убийством в Кировоградской области, а также лиц, имевших непосредственное отношение к первоначальной оперативной разработке уголовного дела.

1. В руках Валерия Олейника не было ни пистолета, ни ножа

Это самый весомый аргумент следствия, руководствуясь которым следственная группа Генпрокуратуры в первый же день после перевода уголовного дела в ГПУ задуржала двух участников событий 16 мая и присвоила им статус подозреваемых.

Чтобы прийти к такому выводу, судмедэксперты провели повторную, более совершенную экспертизу соскобов и смывов рук убитого Валерия Олейника на предмет содержания ионов металлов.

Дело в том, что подобная экспертиза позволяет с очень большой точностью определить интервал времени, в течение которого подозреваемый или убитый мог держать в руках огнестрельное оружие или нож, если на его рукоятке были металлические вставки.

Результаты экспертизы, проведенной с руками Валерия Олейника, показала, что ни непосредственно перед смертью, ни длительное время до этого его ладони не контактировали ни с ножом, найденным на место убийства, ни с пистолетами.

Кроме того, на руках и одежде стрелявшего всегда остаются определенным образом рассеянные микроследы выстрела – остатки пороха, возможно, также сурьмы, бария и свинца. Экспертиза не обнаружила подобных следов ни на одежде, ни на руках, ни на теле Валерия Олейника.

1.1 Подозреваемым провести такой анализ оказалось невозможным

По словами источников, в своих показаниях подозреваемые руководитель прокуратуры Головановского района Евгений Горбенко и начальника РОВД Михаил Ковальский указали, что сразу после происшествия они вернулись домой, помылись и только после этого прибыли в отделение правоохранительных органов.

Следовательно, провести достоверную экспертизу по вышеуказанному методу оказалось уже невозможным.

Также невозможно провести экспертизу одежды, в которой находились участники происшествия. Как указывают источники, все трое – в том числе депутат Виктор Лозинский – передали свою одежду следствию не сразу после инцидента, а значительно позже. На данный момент следователям не удалось в ходе допросов подтвердить, в этой ли именно одежде были подозреваемые вечером 16 июня.

2. Оружия было больше, чем утверждают подозреваемые

С самого первого дня одним из главных тезисов публичных заявлений подозреваемых было то, что в тот день ни у одного из них не было при себе огнестрельного оружия.

Одним из первых, кто это утверждал, был Александр Турчинов, который на следующий день после убийства заявил, что участники инцидента “не готовы были открывать огонь, поскольку, я так понял, просто не имели при себе оружия”.

Как мы помним, и Виктор Лозинский и два остальных подозреваемых утверждали, что у Валерия Олейника было два пистолета. Причем один из них был выбит из его рук и отброшен еще в поле, а второй оставался при нем вплоть до задержания.

Между тем, непосредственно на месте происшествия – под деревьями, где был задержан Валерий Олейник, было найдено… три (!) огнестрельных оружия: пистолет ТТ, револьвер и… стартовый пистолет, часто используемый во время охоты. У всех трех пистолетов номера были стерты.

По версии следователей, все три (учитывая результаты первый экспертизы, см. п. 1) пистолета могли быть подброшены уже либо непосредственно во время инцидента, либо уже после него.

На это указывает и тот факт, что гильзы от использованных патронов были найдены в непривычной близости от выстрелившего их пистолета, в частности ТТ. По словам следователей, обычно гильзы после выстрела оказываются либо за спиной стрелявшего, либо справа от него. Но ни при каких обстоятельствах они не могут кучно “лечь” рядом с пистолетом, выбитым из рук стрелявшего во время задержания.

3. В Валерия Олейника стреляли из охотничьего ружья

На это указывает два факта – один косвенно, другой прямо.

3.1. Охотничьи гильзы

Неподалеку от места задержания Валерия Олейника, в поле следователями были найдены две гильзы от охотничьих патронов. Их анализ показал, что они были использованы именно 16 июня.

Снова стоит напомнить, что ни один из подозреваемых в своих заявлениях не упоминал о каком-либо охотничьем оружии.

Виктор Лозинский в беседе с “Украинской правдой” в очередной раз заявил, что ни у кого из участников события не было не только охотничьего, но и никакого другого оружия. “У меня есть в пользовании два карабина – СВТ и Тигр российского производства, – сообщил депутат. – Но на период, когда заканчивается осенне-зимняя охота, они находятся у меня на хранении в Киеве. Я им (следствию – УП) с Киева привез и отдал”.

3.2. Картечь в ноге погибшего

Как показала экспертиза, нога Валерия Олейника была повреждена в результате попадания картечи.

“Я не исключаю этого, – прокомментировал этот факт “Украинской правде” Виктор Лозинский. – Но могу объяснить это только тем, что до того, как мы его встретили, мы же не проводили медицинский осмотр его состояния. Но то, как он оказывал сопротивление, и как его застала опергруппа свидетельствовала, о его нормальном состоянии здоровья”.

Однако предположение о том, что нога погибшего могла быть повреждена до злополучной встречи, или во время его бегства, или его же собственной беспорядочной стрельбой не выдерживают никакой критики.

Дело в том, что согласно данным судмедэкспертов, погибший физически не мог передвигаться с такой травмой ноги. От попадания картечи у Валерия Олейника была полностью растрощена – по разным версиям – либо бедренная кость, либо большеберцовая кость. Соответственно, участок ноги ниже области попадания картечи повис на мышцах и сухожилиях, что исключало возможность передвижения пострадавшего.

Представление о том, с какого расстояния стреляли в погибшего, может дать еще одна деталь, которая пока не оглашается следствием.Согласно экспертизе, достоверно известно, что в ноге у Валерия Олейника были найдены несколько фрагментов картечи. Сколько именно – следствие тщательно скрывает.

4. Другие необъяснимые детали

В ходе следствия также обнаруживаются мелкие нестыковки, противоречащие версии Виктора Лозинского и двух других подозреваемых.

В первую очередь, это касается телесных повреждений Валерия Олейника. По словам источников, помимо сильных ушибов на голове, нескольких сломанных ребер и перебитого носа, у погибшего также обнаружили ножевое ранение живота. Эта рана несколько не сходится с показаниями подозреваемых, утверждавших, что нож все время был в руках самого Олейника и был отобран только в ходе окончательного задержания.

Более того, если вспомнить версию Лозинского, он утверждает, что перед самым задержанием погибший сам нанес ножевое ранение начальнику местного РОВД.

Во-вторых, у следствия до сих пор есть сомнения в том, что ножевые ранения на теле самого Виктора Лозинского и двух других подозреваемых могли быть нанесены именно в ходе рукопашной борьбы. Некоторые эксперты утверждают, что подобные ранения (параллельные раны на внутренней стороне локтя) очень характерны в тех случаях, когда они нанесены самому себе. Сейчас по этому поводу проводится дополнительная экспертиза.

В-третьих, подозрительными до сих пор остаются результаты анализов крови подозреваемых на алкоголь. Все трое утверждают, что прошли эту процедуру сразу после инцидента, в то время как на одной из первых пресс-конференций было заявлено, что врачи определили отсутствие алкоголя в крови подозреваемых на запах.

Сейчас появился усовершенствованный вариант этой версии. Кто-то из подозреваемых в своих показаниях указал, что сразу после того, как сдал анализы на алкоголь, не дожидаясь приезда представителей прокуратуры области, он вместе с еще одним подозреваемым позволили себе выпить в виду нервного перенапряжения.

Виктор Лозинский в беседе с “Украинской правдой” заявил, что он может отвечать только за себя: “Я лично не пил, я дожидался оперативно-следственной группы из Кировограда”.

Некто четвертый

На данный момент у следственной группы нет какой-либо одной, либо главной версии случившегося 16 июня – слишком много несовпадений. Причем озвучиваемые в личных беседах версии иногда кажутся полуфантастическими.

Например, якобы инцидент мог остаться тайной депутата, прокурора и милиционера, если бы рядом не оказалось два свидетеля, скрывшихся в лесу и которых найти не удалось. Испугавшись возможной огласки, подозреваемые, якобы, решили первыми обратиться в правоохранительные органы, чтоб держать весь процесс под контролем.

Впрочем, эта версия не жизнеспособна по крайней мере до тех пор, пока существуют письменные показания четырех членов опергруппы, задерживавшей Валерия Олейника. По их показаниям, Валерий Олейник был жив на момент их прибытия и оказывал вооруженное сопротивление. Следователей настораживает только тот факт, что четыре члена опергруппы дают очень сухие, очень лаконичные и “чрезмерно одинаковые” показания.

Но и этот спасательный круг может подвести Виктора Лозинского. Появившееся в конце минувшей недели заключение судмедэкспертизы, согласно которой Валерий Олейник скончался не в больнице, а еще на поле, может стать точкой отсчета наиболее жуткой правды.

Между тем, уже несколько дней в следственной группе все чаще и чаще говорят о том, что в инциденте помимо машины, в которой ехали Виктор Лозинский, прокурор и начальник РОВД, принимал участие еще один человек.

Более того, существует версия, что четвертый возможный участник событий был на месте преступления на собственном автомобиле. “Есть основания полагать, что все трое в своих показания покрывают этого неизвестного, которого по статусу невозможно выдать на данный момент”, — рассказал источник в следственной группе.

– Это абсурд полный, – утверждает сам Виктор Лозинский. – Потому что я думаю, в любом случае эта вторая машина должна была бы оставить следы. А там в поле только три колеи – от нашей машины, вторая – от опергруппы и третья – от машины скорой помощи. Следствию элементарно обнаружить, кому принадлежали следы. Я вам даю тысячу процентов, что это исключено абсолютно!

Автор: Мустафа НАЙЕМ. “Украинская правда”, 2 июля 2009

Джерело: http://www.pravda.com.ua/news/2009/7/2/97632.htm

Маєте запитання, пропозиції, коментарі +38-067-547-22-33