Запитання? +38-067-547-22-33, +38-067-234-42-16

About RPDI

К чему готовятся силы специальных операций?

Анна Бабинец, бюро журналистских расследований «Свідомо», 4 ноября 2009 года

В субботу в силах специальных операций подняли стаканы за погибших. Этот тост – традиционно третий в День спецназа. В Украине, правда, официально такого праздника нет. Страна вообще обращает мало внимания на один из немногочисленных доступных сейчас способов себя защитить.

Анна Бабинец, бюро журналистских расследований «Свідомо», 4 ноября 2009 года

alt

В субботу в силах специальных операций подняли стаканы за погибших. Этот тост – традиционно третий в День спецназа. В Украине, правда, официально такого праздника нет. Страна вообще обращает мало внимания на один из немногочисленных доступных сейчас способов себя защитить.

В чем идея сил специальных операций?

Большинство украинцев вообще не знают, что такие силы существуют. Они были созданы лишь два года назад в атмосфере секретности. «Это тайный документ с соответствующим грифом», – так автор идеи, тогдашний министр обороны Анатолий Гриценко прокомментировал подписанную Программу развития Сил специальных операций.

Мы нашли его объяснения, когда создание таких сил лишь готовилось: «Тактическое формирование на уровне группы в 12-20 человек может выполнять стратегические задачи и может достичь цели – убедить потенциального агрессора в том, что Украину лучше не трогать. И это без привлечения бригад и корпусов».

Эту же мысль инициатор создания сил специальных операций повторил в сентябре этого года, когда на шоу Анны Безулик его спросили, насколько Украина слаба: «Мы не будем воевать лоб в лоб, бригада против бригады, а будем действовать асимметрично. И тот, кто пойдет против Украины, выгребет так, что мало не покажется. Именно поэтому в последний день в должности министра обороны я подписал программу развития сил спецопераций». Насколько реалистичен такой расчет? Подтверждают ли это конфликты между другими странами?

Многим известна операция «Шторм-333» – захват дворца Амина в Афганистане. Самая знаменитая специальная операция СССР. Тогда советские спецподразделения взяли штурмом резиденцию афганского лидера, сдержав внешние попытки помочь ему. Паролем для опознавания своих были выкрики «Яша», «Миша». За полтора часа президент Афганистана, его сын и 200 военных были убиты. Потери советской стороны составляли 19 убитых бойцов. Операция с точки зрения спецназа была проведена блестяще. Ее политическим последствием стала война в Афганистане, в которую СССР втянулся на следующие десять лет.

К чему приводили операции специальных сил другого сверхгосударства? Американский отряд «Дельта» – один из мощнейших армейских спецназов в мире. Основной боевой единицей «Дельты» является отряд из 16 человек. В 1983 году «Дельта» вместе с другими американскими спецназовцами оккупировала Гренаду – государство в Карибском море, на тот момент тесно сотрудничающее с СССР и Кубой.

США подозревали, что Куба разместит на острове свою военную базу. После вмешательства «Дельты» просоциалистическое правительство было свержено. С тех пор в Гренаде не было руководителей-социалистов. В 1989 году с помощью «Дельты» был отстранен от власти президент Панамы генерал Норьега, который объявил войну США. Вследствие спецоперации президентом стал Гильермо Эндара, принявший присягу на американской военной базе. С тех пор у руководства Панамы – проамериканские настроения. Во время войны в Персидском заливе бойцы «Дельты» работали в иракском тылу: выявляли и уничтожали стартовые позиции ракет «Скад». Именно этими ракетами иракцы обстреливали американские объекты в Саудовской Аравии (во время одного из попаданий такой ракеты погибли 28 солдат США) и израильские города.

Что удается Украине?

«Я не могу вам рассказать», – начальник Управления специальных операций Генштаба Вооруженных Сил Юрий Серветник говорит мягко и немного. Улыбку, которую вызывают некоторые мои вопросы, он сдерживает. В кабинете нет ничего, за что может зацепиться глаз. Документы сложены на отдельном столе в углублении комнаты, где их не видно посетителю. Мобильная связь запрещена даже полковнику – чтобы позвонить, он должен выйти не только из кабинета – из отдела! Засекречено все – программа создания; операции, которым должны научиться эти силы; их расположение. За месяц подготовки материала я по крупицам собираю информацию из разговоров, открытых документов Министерства обороны, спецназовского журнала и в поездке в специальную часть.

Первый вопрос: «Удалось ли сформировать силы такого размера, как хотели?» Цифра была оглашена в «Белой книге» Минобороны за прошлый год. Там указано, что силы специальных операций – это «около 2000 человек». По неофициальным данным, именно столько и должно было быть по плану Гриценко. Сформированы они на базе двух десантных и одной военно-морской части, имевших статус специальных еще в Советской Армии. Дислоцируются эти части в Кировограде, Хмельницком и Очакове. Но при этом – как и в целом по Вооруженным силам – провален план набрать в эти силы исключительно профессионалов – воинов, которые служат по контракту. Полковник Серветник назвал эту цифру: контрактников в армейском спецназе сейчас лишь 61%. Причем с начала года их доля упала с 70%. Зарплата в силах специальных операций такая же, как и в других частях. И ее так же съедает инфляция. Контрактник, начинающий службу рядовым, зарабатывает 900 гривен. Лейтенант с пятилетним опытом – между двумя и тремя тысячами.

Чему научились силы специальных операций? По неофициальной информации, в плане перед ними стояло три задачи.

Первая – борьба с террористами. Для этого есть спецподразделение СБУ «Альфа». Но силы специальных операций готовятся бороться с террористами и за границей. Например, с пиратами. Насколько их действительно этому учат?

«Быстро открываешь дверь, ребята забегают вглубь, а ты заходишь последним», – капитан Артем Витвицкий командует учебной операцией по захвату террористов. Действие происходит прямо в Хмельницком, на тренировочной площадке воинской части. В здании из шифера находятся двое спецназовцев в черных полотняных масках на лице. Они – террористы. «Расчет идет два-три человека на одного террориста», – объясняет Витвицкий. Шестеро бойцов забегают в помещение, заламывают руки террористам и выводят их наружу. Все происходит быстро и… тихо, не так, как в фильмах.

По заверению офицеров спецчасти, такие тренировки по борьбе с террористами – еженедельные. Но есть одна проблема. Оружие – еще советского времени. Новейших спецсредств нет. Капитан Вадим Пастух с увлечением рассказывает, какое оружие, связь, технику и технологии он видел в сентябре на международных учениях 10-ти стран в Хорватии. «Мы больше теоретики, а увидели практиков», – сравнивает капитан уровень тренировок.

Вторая задача сил специальных операций – проводить специальную разведку. Насколько удалось узнать, это тоже тренируют регулярно. «Ежемесячно на неделю почти вся войсковая часть идет «в поля». Солдаты берут с собой пищу, оружие и учатся работать в реальных условиях: жара, холод, дождь, болота», – рассказывает командир спецчасти Сергей Кривонос. По части развешены учебные стенды «Защита от ядовитых змей и насекомых», «Выживание в плену», «Врачебные травы». Любимое место тренировок бойцов Кривоноса – Карпаты. Но снова же – такие учения тренируют реакцию, выдержку, ориентацию, а всему оружию лет больше, чем независимости Украины! Мне дают нож разведчика. Он стреляющий (со стволом в рукоятке). Я стреляю в мишень в виде круга. Пистолет специальный самозарядный, пули «Змея», после которых не заживают раны… Все это впечатляет, но вся техника и оружие – с советских времен. При этом Россия продолжает развивать это оружие, мы – нет. В этом году на обновление техники для Сил специальных операций в бюджет заложено 98 млн. гривен. На данный момент реально выделено… один миллион.

Третья задача, на которую, очевидно, возлагали наибольшие надежды при создании этих сил – это, собственно, проведение специальных операций. В кабинете полковника Кривоноса замечаю табличку – «Кризисный центр Хмельницкой АЭС». На вопрос «Откуда?» отшучивается. Говорит общими словами, что его подчиненные отрабатывают все типы операций: диверсия на железной дороге, дамбе, проникновение на атомные электростанции, захват политического руководства вражеской страны… Позже узнаю, что табличка с Хмельницкой атомной – в самом деле трофей. Идеей тренировки было проникнуть на станцию. Операция прошла удачно. Важную роль сыграла участница группы – девушка. Она отвлекала охрану в момент проникновения. Спички просила: «Мы с друзьями рядом шашлыки жарить собрались, а огонь, чтобы поджечь, забыли».

Один из спецназовцев рассказывает, что когда-то он рассчитывал, сколько взрывчатки надо, чтобы подорвать Киевскую ГЭС и затопить половину Украины. Грузовик. Плюс камикадзе, который ее туда доставит. Где взять камикадзе? Спецназовцы уверяют, что его можно «воспитать» из практически любого человека – за два-три месяца.

Но без денег тренировки специальных операций выходят неполноценным. За два года существования этих сил хмельницкие десантники лишь однажды прыгали с парашютом ночью. А это – один из основных элементов специальной операции. Силы должны попасть на территорию противника незаметно, желательно в темноте.

«Сейчас наибольшая проблема – парашюты. Вышли все сроки эксплуатации, прыгать с ними нельзя», – признает руководитель управления сил специальных операций. Парашюты изготовляются в Украине – в Феодосии, но на их закупку нет денег. В Хмельницкий, где нормальных парашютов почти не осталось, их привозят из соседних частей. На время прыжков, а потом забирают. Самолетов, которые бы обслуживали силы, нет – на время тренировок их одалживают в других частях.

«Я бы не сказал, что мы на сегодня готовы проводить специальные операции», – подытоживает Юрий Серветник.

Что надо сделать, чтобы могли?

У этого типа войск есть идея, для чего именно они нужны Украине. Есть четко определенные цели, чему они должны научиться. До сих пор есть профессионалы, способные создать эти умение. Много ребят – настоящих воинов по духу – готовых учиться. Я нигде не видела настолько увлеченных военных, как в этой спецчасти. Они не жаловалась на зарплату, на отсутствие жилья. Вот на изношенность оружия, техники – да. «Когда ко мне приходят солдаты, я им говорю: денег и дач не обещаю, а веселую жизнь – да», – улыбается полковник Кривонос.

Но разве смогут такие силы без нового оружия, техники и достойной зарплаты в самом деле превратиться в фактор, способный уберечь Украину от конфликта или позволит его выиграть? Денег при этом ведь нужно относительно немного – из-за малочисленности таких сил и ставку в первую очередь на качество бойцов. План Гриценко предусматривал выделение в прошлом году 300 млн. гривен. Это меньше 3,5% общих расходов на оборону. Но выделено было 28 млн. гривен!

И у кого из кандидатов в Президенты есть план реанимации Вооруженных Сил, в частности, сил специальных операций? Даже Гриценко, ссылаясь на постоянные агитационные поездки, не нашел времени, чтобы обсудить со «Свідомо», в чем нуждаются эти силы и как их дальше следует развивать.

Что вдохновляет, (хотя это смех сквозь слезы) – рассказ спецназовцев, как они покупают себе снаряжение. За собственные деньги. Кто-то перчатки, кто-то альпинистскую систему, кто-то веревки. Как сбрасывались по 90 гривен на аренду самолета для прыжков. Уже во второй раз в этом году слышу о такой практике военных, брошенных политиками на произвол судьбы. В первый раз речь шла о закупке летчиками горючего на Миргородском аэродроме, где базируются истребители. Другие незаменимые для обороны Украины силы.

Факт

Зарплата в силах специальных операций такая же, как и в других частях. И ее так же съедает инфляция. Контрактник, начинающий службу рядовым, зарабатывает 900 гривен. Лейтенант с пятилетним опытом – между двумя и тремя тысячами.

Анна Бабинец, бюро журналистских расследований «Свідомо», 4 ноября 2009 года

Маєте запитання, пропозиції, коментарі +38-067-547-22-33