Запитання? +38-067-547-22-33, +38-067-234-42-16

Асбестовый след – 2

Автор: Татьяна РИХТУН. «Севастопольская газета», 13 июля 2009

Они загрязняют территорию Севморзавода и отравляют окружающую среду в городе много лет, но остаются невидимыми для всех проверяющих. Вредные волокна асбеста, который с 1994 года складирован на Инкерманской площадке, много лет отравляют тех, кто там работает.

Автор: Татьяна РИХТУН. «Севастопольская газета», 13 июля 2009

Опасные отходы никто не хочет видеть уже несколько лет

alt

Одна из трех групп контейнеров с асбестовой крошкой с «Юнайтед Стейтс», что стоят на Инкерманской площадке СМЗ. Март 2009 года

 

Они загрязняют территорию Севморзавода и отравляют окружающую среду в городе много лет, но остаются невидимыми для всех проверяющих. Вредные волокна асбеста, который с 1994 года складирован на Инкерманской площадке, много лет отравляют тех, кто там работает. И не только асбест. Об этом совместное расследование «СГ» и норвежского издания Norwatch.

Кто и как не ищет опасные отходы

Расследование об опасных отходах асбеста «СГ» сделала два года назад (#28 за 12 июля 2007 г. «Корабль ушел, корабль остался»), но оно, к сожалению, не послужило чиновникам от экологии поводом провести комплексную проверку на Инкерманской площадке ОАО «Севморзавод» (СМЗ). Инспектора Государственной Азово-Черноморской инспекции посетили только склад «Океан», который упоминался в расследовании, убедились, что в нем больше нет мешков с асбестовой крошкой, и посчитали свой долг выполненным.

Но в то, что с завода удалили весь асбест, верилось с трудом, но поскольку проверить информацию экологов «СГ» не могла, поскольку попасть на территорию завода можно только по пропуску, выданному администрацией завода, а она вторила экологам: никакого асбеста нет.

В феврале и марте 2009 года рабочие СМЗ протестовали против сокращения, невыплаты зарплаты и сворачивания производства на заводе. Во время собрания цеха #513, что находится на Инкерманской площадке СМЗ, рабочие говорили о том, что некогда ухоженная территория завода превращается в сплошную свалку. Детали недостроенного плавкрана режутся на металлолом, складские помещения стоят наполовину разрушенными, остатки абразивного материала, что использовался для очистки металлических листов, валяются на земле и станках, изоляция теплотрасс превращена в лохмотья и вредный асбест. На вопрос: «А асбест, демонтированный с американского корабля «Юнайтед Стейтс», вывезли с территории завода? – тут же несколько человек ответили: «Нет, мы каждый день ходим мимо контейнеров с американским асбестом. По словам рабочих, возле цеха и на берегу моря в трех местах находится несколько десятков вросших в землю контейнеров.

Вторая группа контейнеров с асбестовой крошкой с «Юнайтед Стейтс». Март 2009 года

alt

Третья группа контейнеров с асбестовой крошкой с «Юнайтед Стейтс». Март 2009 года

alt

К проблеме незаконного хранения опасных отходов добавилась еще одна: сворачивание производства на СМЗ в Инкермане приведет к практически неразрешимой ситуации, когда у отходов не будет собственника, ответственного за них. Стало понятно, что необходимо любой ценой проверить информацию и удостовериться: действительно ли там асбест и тот ли это материал, что был демонтирован с американского лайнера.

Чтобы узнать, как обстоят дела с учетом и утилизацией асбеста, «СГ» отправила запросы в Севастопольскую санитарно-эпидемиологическую станцию (СЭС), в Государственную Азово-Черноморскую экологическую и Государственную экологическую инспекции, а также генеральному директору ОАО «Севастопольский морской завод».

Из ответов следовало, что сотрудники Азово-Черноморской инспекции проводили проверки в мае 2008 года и выявили факты нарушения правил обращения с абразивными материалами, использовавшимися при очистке металла, за что и наложили штраф на директора СМЗ. А что касается асбеста, то «согласно информации, полученной в ходе проверок, остатки асбестосодержащих материалов были вывезены на Первомайский полигон в 2003 году». Летом 2008 года право осуществлять проверки на Севморзаводе перешло к Государственной экологической инспекции Севастополя, но она, как следует из ответа на информационный запрос, за год так и не собралась проверить предприятие, на котором опасные отходы – неотъемлемая часть производства.

Специалисты СЭС, в ходе комплексной проверки ОАО «Севморзавод» на предмет хранения и утилизации отходов 3-4 класса опасности, установили, что в районе причалов #90 – #91 четвертой набережной (территория СМЗ в Южной бухте, Корабельная сторона) хранятся остатки отходов абразивно-струйной очистки судов – около 50 тонн. Отходы, как отмечает СЭС, образовались «в результате хозяйственной деятельности сторонних организаций в период с 2005 по 2008 годы». Странно, «сторонние» являются контрагентами, работающими по договору с СМЗ, и вряд ли последний разрешил им беспрепятственно оставить опасные отходы на своей территории. «СГ» задала этот вопрос директору ОАО «Радуга» из города Николаев Александру Рогову, чье предприятие упоминалось в списке СЭС. Он был очень удивлен выдвинутыми претензиями: «У меня есть подпись главного строителя и начальника охраны завода, что мы выполнили все обязательства и все вывезли». Стало очевидно, что руководство завода делает все, чтобы избежать ответственности за несанкционированное хранение опасных отходов. Ведь по закону, как «СГ» проконсультировала главный специалист отдела регулирования, экономики, природопользования и природно-заповедного фонда Госуправления природных ресурсов Людмила Питель:

– У опасных отходов, каковыми являются остатки материалов для очистки металла, собственник обязательно должен определить класс опасности отходов в соответствующем научном институте. В зависимости, сколько там кадмия, свинца, никеля, хрома, кремния, будет установлено – 3-й или 4-й класс опасности, утвердить результаты в СЭС, согласно с расчетами Санитарных правил и нормативов, и согласовать с Госуправлением охраны окружающей природной среды. А если отходы хранятся более года, то еще и паспорт на их хранение оформить. Это все требует от предприятия немалых средств, поэтому оно заинтересовано уменьшить опасность или вовсе ее скрыть. По словам Л.Питель, вместе со всеми уплаченными экспертизами, налогами и штрафами сумма за одну тонну отходов может составить несколько десятков тысяч гривен.

В частной беседе врач Нахимовской СЭС подтвердил, что на опасные отходы, которые хранятся два года, согласно постановлению Кабинета министров, должен быть оформлен паспорт. Но поскольку специалисты СЭС не требуют этого от завода, а экологи и вовсе не спешат проверить территорию предприятия, то у руководства СМЗ есть реальная возможность избежать ответственности и оставить отходы надолго. Как это и произошло с американским асбестом. Напрашивался каламбур: ситуация с опасными отходами действительно опасная и неконтролируемая. Нужно было любым способом самостоятельно узнать: асбест ли хранится в контейнерах, что вросли в землю на Инкерманской площадке СМЗ?

Из проржавевших контейнеров асбест разносится по всей территории завода

alt

И все-таки это асбест

Чтобы не навлечь ни на кого неприятности, не будем описывать, как удалось получить образец вещества, напоминавшего по виду асбест, из отверстия в проржавевшем контейнере с Инкерманской площадки. За консультацией «СГ» отправилась к специалистам в лабораторию Строительного техникума. Преподаватели долго разглядывали образец при помощи лупы, поджигали его. Потом сказали, что процентов на 90 можно быть уверенным, – это асбест. «Есть ряд признаков. Во-первых, цвет. Во-вторых, структура волокон, что расщепляются на мелкие асбестовые волокна. В-третьих, после поджога на образце четко видна копоть от спички, сам же он остался неповрежденным, – пояснил преподаватель техникума Анзор Карпов, но посоветовал получить заключение лабораторных исследований. Сделать это оказалось непросто: в Севастополе не осталось лабораторий, что делают экспертизу строительных материалов.

Исследование образца асбеста в лаборатории строительного техникума

alt

«СГ» обратилась за экспертным заключением в Крымское отделение Украинского государственного геолого-разведочного института. «Представленный вами образец – белый тонковолокнистый минерал – асбест. Относится к группе серпентина – слоистого силиката, в составе которого преобладают магний, кремний, кислород и водород», – сказано в заключении. Теперь экологам будет трудно заверить журналистов и севастопольцев, что асбеста на территории СМЗ нет.

Напомним, что асбест запрещен к использованию в 65 странах мира и во всех странах Европы (в Украине он разрешен, но относится к опасным отходам 4-го класса опасности), поскольку попадание волокон асбеста в легкие вызывает асбестоз – рак легких, вызванный механическим повреждением легочной ткани. Симптомы заболеваний, вызванных вдыханием асбестовой пыли, не проявляются на протяжении 5-10 лет. Иногда скрытый период болезни может продолжаться и 20 и 30 лет. Но безопасного количества асбестовой пыли не существует – любая доза асбеста способна стать причиной заболевания. К тому же асбест, добываемый в США, то есть тот его вид, что был использован на корабле «Юнайтед Стейтс», кислотостойкий или амфиболовый. Он высокотоксичный, содержит тяжелые металлы и быстрее накапливается в организме, чем хризолитовый. Даже те, кто не склонен видеть большую угрозу в асбесте, соглашаются с тем, что он должен храниться так, чтобы предотвратить попадание волокон асбеста в воздух. Так и поступило руководство завода, когда после демонтажа поместило асбестовую крошку в металлические герметично запаянные контейнеры по 600 кг. Если присмотреться, на них еще можно прочесть первую часть названия корабля.

Однако контейнеры не предназначались для длительного хранения, тем более под открытым небом на берегу моря. Как видно на фото, металл проржавел и истончился, а в отдельных местах образовались дыры, через которые постоянно выветривается асбест. Все эти годы те, кто работал рядом с ними, подвергался опасности заболеть раком легких. И не только рабочие завода. Асбест разносится на всю бухту и город Инкерман.

Украина – не Норвегия

В отличие от Украины, в Норвегии очень бережно относятся к природе и очень строго спрашивают с тех, кто нарушает правила. И не только у себя в стране. Журналисты издания Norwatch проводят журналистские расследования в тех странах, где возникает подозрение, что норвежские компании не соблюдают там строгие нормы по охране окружающей среды. В апреле этого года они прибыли в Севастополь, чтобы проанализировать, как здесь строили корпуса для норвежских компаний Филдстранд и FMV.

Генеральный директор ОАО «Севморзавод» Александр Проказа категорически отказался от интервью. Поэтому источником информации для норвежских коллег стали рабочие завода и специалисты СЭС. С помощью сотрудников завода удалось получить с Инкерманской площадки СМЗ образцы абразивных материалов, что использовались при очистке металла при строительстве корпуса судна, и стальных опилок, отобранные там же. Из общения со специалистами городской СЭС, которые уверяли норвежских коллег, что ничего опасного в этих отходах нет, и отказались предоставить результаты проведенной ими проверки отходов, стало ясно, что истину можно узнать только выполнив анализы в независимой лаборатории.

Исследования лаборатории в Трондхайме (Норвегия) использованного песка для очистки металла с Инкерманской площадки СМЗ показали, что в нем присутствуют 18 видов вредных тяжелых металлов. В том числе кадмий, марганец, свинец, ртуть и мышьяк. Их уровень превышает норму в несколько раз. В частности, уровень содержания хрома в 13 раз выше для песка и в 39 раз выше норвежских лимитов для стальных опилок. Уровень мышьяка в этом песке превышает норму почти в семь раз. Есть и мышьяковые яды и хром – чрезвычайно ядовитый и канцерогенный. И в дополнение, уровень содержания кварца в образцах в одиннадцать раз выше, чем разрешено в Норвегии. «Во время очистки корпуса корабля кварц разбивается на мелкие частицы, которые оседают в легких, вызывая силикоз – «болезни шлифовщика». Поэтому в Норвегии с ним обращаются, как с опасным веществом, и он складируется на специальных площадках.

Согласно украинским стандартам обращения с опасными отходами, это также опасно. Проблема в другом: контролирующие организации не видят этих опасных отходов и не заставляют собственника проводить их анализ.

Например, по словам завотделом гигиены труда городской СЭС Валерия Карпачева, в Украине прекратили использовать песок, а используют так называемые стальные опилки. Но, судя по образцам, специалисты на Инкерманской площадке Севморзавода в прошлом году при обработке металла работали с материалом, подобным тому, что используется для пескоструйной очистки. Однако, по мнению специалистов СЭС, лабораторные анализы отходов абразивной очистки проводить не требуется, а на Икерманской площадке Севморзавода их нет и в принципе быть не может. Расследование «СГ» доказывает обратное.

Справка

Асбестовый след корабля «Юнайтед Стейтс»

alt

«Юнайтед Стейтс», избавившись от асбеста, уходит из Севастополя 13 мая 1994 года

В конце 1993 года, несмотря на протесты Гринпис, в док Севморзавода Севастополя на ремонт стал лайнер «Юнайтед Стейтс», прозванный «асбестовый гроб». Через полгода корабль ушел, а демонтированные с него более 300 тонн асбеста были складированы на территории Севморзавода.

Согласно данным Организации охраны окружающей среды ООН (ЮНЕП), ежегодно от рака легких и других заболеваний дыхательных путей, вызывающихся асбестом, умирает более 90 тысяч людей на планете. Асбест классифицирован Международным агентством по исследованиям рака Всемирной организации здравоохранения (МАИР-ВОЗ) как канцероген 1-й категории.

Расследование «СГ» показало, что незаконное хранение асбеста в течение столь долгих лет стало возможным благодаря тому, что государство постоянно проводит политику перераспределения полномочий и функций между экологическими подразделениями. При этом у Министерства экологии нет ни единого архива, ни единой базы данных по опасным отходам. Это позволяет владельцам предприятий, которые занимаются судоремонтом и судоразделкой, избежать санкций при проверке фирмы на предмет хранения опасных отходов.

Часть асбеста, что хранилась на складе «Океан», благодаря снижению класса опасности асбеста и перевода по документам его в класс неопасных отходов 25 ноября 2003 года была просто вывалена на городскую свалку в Первомайской балке.

Автор: Татьяна РИХТУН. «Севастопольская газета», 13 июля 2009

http://gazeta.sebastopol.ua/2009/07/13/asbestovyj-sled-2/

Маєте запитання, пропозиції, коментарі +38-067-547-22-33